WMOC 2006 Австрия
pun50
Впервые я решился съездить за границу России (если не считать поездок во времена СССР на соревнования в страны Прибалтики, Украину, Белоруссию, в альплагерь в Таджикистан и командировки в Грузию) в июне 2006 года. В эти сроки в Австрии должен был состояться очередной ЧМ среди ветеранов по ориентированию, а перед ним открытый чемпионат Австрии. Нас с Зиной уговорил поехать Володя Васильев, к тому времени уже дважды ставший серебряным призёром ветеранских чемпионатов Мира – в Литве и в Италии. До этого я однажды участвовал в таких соревнованиях в Лемболово под Питером в 1995 году, где занял место в третьем десятке. Тогда я бежал по группе М45, и отмечались мы ещё компостером.
В Австрию мы поехали с группой питерских ориентировщиков, организованной Виктором Рыловым и Александром Бровиным. Из Московского региона примкнули к питерцам (кроме нас с Зиной и Володи с Валей) москвичи Гуля Кучеренко, Гена Банников, Нина Роднянская, а также Татьяна Шамшурина из Королёва, Николай Дурнов и Любовь Григорьева из Сергиева Посада. Кроме питерцев и москвичей в группе были сильные спортсмены и из других регионов России: из Твери – Владимир Копейкин, из Кирова – Галина Вершинина, из Чебоксар - Николай Павлов, Вениамин и Лилия Ландышевы, Феоктиста Кривуша, Николай и Татьяна Кочкины… Возможно, кого-то не упомянул.
До Бреста мы добрались поездом, а в Бресте подсели в два литовских автобуса, арендованных питерцами, успев с утра побывать в Брестской крепости. Мы ехали через Польшу и Словакию. Первая ночёвка (как оказалось, холодная) была у нас на турбазе в Словакии, куда мы прибыли ближе к полуночи, и нас, естественно, уже никто не встречал. Поэтому спали, где придётся: на лавке, на травке – благо, спальники у нас были… А больше гуляли по берегу красивого озера, вспугивая дремлющих лебедей.
Наутро мы уже въезжали в Австрию. Проезжая равнинную часть страны, дивились на обилие и величественность ветряных электрогенераторов, стоящих стройными рядами и неспешно вращающих своими крыльями-лопастями. Было впечатление, что въезжаешь в какую-то сказочную страну. Дополняло это ощущение очень нарядное оформление частных домов и территорий: цветники, макеты птиц и животных, фигурки разных гномиков, религиозная атрибутика - кресты (с распятым Христом и без), Дева Мария... Во второй половине дня мы были на месте нашего первого базирования – в школе городка Henndorf километрах в 30-ти к северу от Зальцбурга. Расположились вповалку на полу спортзала.
Утром решил пробежаться вдоль проходящего рядом с городком шоссе. Наверное, каждая вторая из обгонявших меня машин притормаживала, и водители предлагали подвезти, вероятно думая, что я куда-то опаздываю. В школе уже все перезнакомились, из питерцев запомнился Валентин Камашев, Светлана Соколова и высокая рыженькая Антонина. Жили дружно, обеды готовили каждый для своей группы сами, в школьной столовой, беговую форму сушили на улице, не опасаясь, что что-то пропадёт. Приезжающие на велосипедах школьники (функционировал, вероятно, летний лагерь или были тренировки в спортивных секциях), оставляли их на специально оборудованной велостоянке без всяких замочков.
На открытом чемпионате Австрии народа было не так уж много, да и не все ветераны бежали в полную силу, помня о предстоящем ЧМ. Видимо, поэтому в первый (лесной) день мне удалось (к моему несказанному удивлению) выиграть свою 55-ую группу. Вторым был Владимир Копейкин. Запомнился длинный (3 км) путь на старт с подъёмом в гору. Что касается дистанции и местности: пересечёнка была приличная, склоны изобиловали ручейками с холодной водой, особенно контрастирующей с 30-градусной жарой. Лес в основном сосновый, но не сухой, как в наших местах, а влажный из-за этих самых ручейков с болотцами. После 2-х «лесных» дней был день отдыха и затем - парковое ориентирование в Зальцбурге. Парк, где мы ориентировались, с одной стороны примыкал к зоопарку. Да, и сам парк был полон живности. В декоративных фигурных прудиках плавали осетры, совращая наших водителей-литовцев, заядлых рыбаков. Но здесь они, слава богу, не посмели закинуть удочки. Некий шарм придавала парку и фигура независимо дефилирующего по его аллеям, уже "отстрелявшегося" российского ориентировщика с причёской "а-ля битлз" и в больших наушниках (вроде тех, что были в фильме "Чучело" на Кристине Арбакайте) - Николая Сытова, который приехал в Австрию чуть ли не на велосипеде. Бежал Коля, надо сказать очень прилично...
В дальней от старта стороне парка, примыкающей к скальному обрыву и зоопарку на залесённом холме стояли несколько КП, на которых я потерял минуты полторы. Не думаю, что повлияла близость хищников, скорее, повлияла близость Володи Копейкина, стартовавшего за мной. Как результат, на спуске с холма, где я, вдобавок к потерянным полутора минутам, ещё и выбрал неоптимальный вариант спуска (по лестнице с поворотом), меня обогнал мой основной соперник, который сбежал напрямик по крутому травянистому склону. Володя, выиграв этот день, стал первым и по сумме 3-х дней, я – вторым, третьим – финн (кажется, Тапио Пейппо, ставший вскоре чемпионом мира). Победительницей по группе Ж55 стала Галина Вершинина, что было неудивительно – она уже бывала и чемпионкой мира. На награждении я получил пакет чёрных макарон и упаковку пива – видимо, спонсорами были макаронная фабрика и пивзавод.
Поскольку посмотреть родину Моцарта пока нам привелось в основном из окна автобуса, в один из дней мы всем скопом поехали посмотреть город специально. Нас водила по городу русскоязычная гид, над которой я постоянно держал зонт из-за начавшегося дождя. Проходя через одну из центральных площадей, на которой были рядами установлены кресла и велась трансляция с ЧМ по футболу, все наши спортсмены успели получить бесплатные дождевики, которые выдавались всем зрителям. Я же был с зонтиком и (главное) при женщине, которую не мог бросить – поэтому остался без дождевика.
Также, в один из свободных дней, мы съездили на наших автобусах в горы, заехав чуть-чуть в Германию (шоссе, по которому мы ехали, извиваясь, заскакивало на территорию соседней страны). Альпы, конечно, красивы и величественны. Мы разглядывали горные пейзажи из окон автобусов, усердно карабкавшихся вверх по серпантину шоссе. Поражали водопадики, вытекающие из расщелин в высоченных скалах и падающие до самого низа, очень похожие на длинные спадающие женские косы. На верхней площадке, которая была целью нашей поездки, мы, несколько человек (Копейкин, Васильев, Павлов, Бровин, его дочь, я…) забрались на какую-то вершину, где сфотографировались рядом с установленным крестом (или обелиском? – забыл, надо отыскать фотографию). На обратном пути остановились на туристской стоянке у красивого ущелья, оборудованном для посещения туристов: перила в опасных местах, мостики через ручьи и расщелины… и платный туалет рядом с автобусной стоянкой. Из автобусов многие (особенно, женского пола) сразу ринулись к нему, т.к. были в пути довольно долго. Как рассказала потом Зина, когда первая из очереди, опустив монету в 1 евро, зашла в открывшуюся дверь, ушлая Нина Роднянская подставила ногу, не давая двери закрыться, и добрая половина нашей спортивной делегации оправилась за 1 евро. (А потом мы возмущаемся, когда, завидя подъезжающие автобусы с российскими туристами, туалеты на заправках закрывают на уборку). Полазив по ущелью и полюбовавшись его суровой красотой, которую трудно передать словами, мы вернулись в гостеприимную школу, где предались одному из страшных пороков – чревоугодию.
Пожив с неделю в Хендорфе, мы вернулись в окрестности Вены, сначала заехав в центр ЧМ в городке Винер-Нойштадт, расположенном в 40 км к югу от столицы. Сам центр соревнований размещался в военной академии, которая и была, пожалуй, градообразующим учебным заведением. Здесь мы получили номера, информацию, немного погуляли по парку академии. Внимание (особенно водителей) привлекло скрытое в зарослях кустарника озерцо, где плавали, совершенно не опасаясь людей, здоровенные карпы. Отсюда нас повезли ещё километров на сорок южнее, в небольшой городок в предгорьях Альп, где мы заняли двухэтажный пансионат с двухэтажными же кроватями. Расселившись (причём, «девочки» в женской половине, «мальчики» – в мужской), мы с Зиной пошли осматривать окрестности. Чуть вверх по склону посёлок кончался, и из него выходило шоссе, змейкой забирающееся по залесённому склону на перевал. Немного пройдя по шоссе, мы увидели отходящую в лес тропу. Как истинные ориентировщики, мы свернули на неё. Вскоре мы увидели в лесу маленькую часовенку. Дверь была не заперта: внутри по стенам висели портреты солдат, погибших в обеих мировых войнах, их биографии, стихи… У иконок были лампадки, некоторые горели – видно до нас были люди. Всё очень чисто и пристойно. Выйдя из часовенки, пошли по тропе дальше. Но после первого же поворота тропы я в ужасе замер - прямо перед нами висели трое… Приглядевшись (а дело было под вечер), увидели, что в натуральных размерах выполнена сцена распятия Христа – на 3-х крестах были распяты Христос и два разбойника. Над сценой был сделан навес. Оказалось, что мы зашли на тропу с обратной стороны и увидели последний из евангельских сюжетов, таящихся в лесу. Начиналось с рождения Христа: ясли с младенцем, овцы, волхвы… Дальше – несколько эпизодов из жизни Христа, включая тайную вечерю, путь на Голгофу… И заканчивался этот путь часовенкой. Очень впечатлило…
Ходили мы, конечно, и по окрестностям городка. Надо заметить, что по склонам гор (на полянах и в лесу) было полно земляники и лисичек. Местное население ничего не собирало. Лишь однажды я увидел пожилого мужчину с чем-то наподобие лукошка. Мы же вовсю пользовались этими дарами природы.
Пару раз нас свозили в Вену. Один раз (30 июня) – на пролог к Чемпионату, который был в одном из пригородных парков (был старт и 29-го, но мы не участвовали, т.к. ехали из Зальцбурга). Володя Васильев бежал большую дистанцию (6.2 км 22 кп), все остальные из нашей компании - покороче (5.3 км. 18 кп). На этих тренировочных стартах хорошо бежал Коля Сытов. 1-ый день он был 1-ым, 2-ой - 4-ым. Также на длинной дистанции оба дня в 10-ке были С.Баринов и М.Лукин. Соревнования были оформлены, как настоящие: со стартовым протоколом, с жеребъёвкой участников, с подведением и опубликованием результатов. Но карта была не слишком точная. И это нас немного встревожило. Как оказалось в дальнейшем – напрасно: рисовка карт Чемпионата не вызывала нареканий.
Вторая поездка – на целый день, чтобы посмотреть Вену. Правда, в этот день, после обеда, в Норштадте была модельная тренировка к лесным стартам Чемпионата. Мне хотелось её пробежать, и я взял с собой форму. Походив со всеми по Вене до обеда, спугнув парочку, занимавшуюся любовью прямо у домика Моцарта, окружённого с трёх сторон густыми зарослями (а нам же надо "прикоснуться к прекрасному", да и заросли нам привычны), успев даже посмотреть красочный гей-парад, я «слинял»… Приехав электричкой в центр соревнований, вначале заявился на завтрашнее городское ориентирование, которое впервые было включено в программу ЧМ, хотя и не входило в общий зачёт – вроде показательных соревнований. Наши «лыткаринцы» не стали заявляться, чтобы не отбивать ноги об асфальт, а мне хотелось поучаствовать. Заплатив штрафные 15 евро (а не 10, как по предварительной заявке), я получил тут же распечатанный номер и пошёл на модельный старт, выбрав довольно длинную 2-ую дистанцию. Пробежав дистанцию и быстро переодевшись, я поспешил на вокзал, чтобы успеть к 19-ти часам доехать до ближайшей к нашему пансионату (в 9-ти км) платформе, где меня должны были подобрать наши (возвращавшиеся из Вены) автобусы. Один местный паренёк помог мне купить через терминал билет и даже проводил до платформы. Признаюсь, к своему стыду, что ни по-немецки, ни по-английски я общаться не мог (да и сейчас не могу), но с помощью карты окрестностей, жестов и пары слов, вроде «хелп ми, плиз…», контакт налаживался… Я сел в 2-х этажный вагончик и поехал, следя за остановками по карте. Немного смущало лишь то, что рядом с моим прямоугольничком-платформой на карте не было названия. Когда проехали последнюю (перед моей) станцию, я направился к выходу и встал у двери. Машинист что-то объявил по-немецки. Я приготовился к выходу. Но вагон даже не затормозил у моей платформы!.. – Это была остановка по требованию - сообразил я задним умом, но поезд, как говорится, ушёл. Надо было нажимать на кнопочку у дверей, а я не нажал. Следующая остановка была конечная. Обратного вагончика по расписанию в ближайший час не было. Пешком я всё равно к автобусам не успевал, и получалось, что, если идти через «безымянную» платформу, то нужно, сделав крюк, пройти километров пятнадцать. С этого же городка, расположенного, как и большинство здешних населённых пунктов, на склоне хребта, до нашего пансионата по прямой было километров двенадцать. Правда, до шоссе, идущему к нам, ещё надо дойти, ориентируясь по улочкам посёлка, забирая всё время вверх. Хорошо, что у меня была карта этой местности. Я развернул её и пошёл по посёлку. Пожалуй, это можно было считать модельной тренировкой к завтрашнему городскому ориентированию. Плохо только, что я пошёл, нигде ничего не перехватив из еды, надеясь к ужину добраться. Ещё немного смущало то, что у меня не было с собой паспорта и мобильника: местные симки купить (если это вообще возможно) не удосужились, а так звонить - очень дорого…
Я шёл по посёлку, уткнувшись в карту, когда вдруг ехавшая мне навстречу полицейская машина, проехав мимо меня, вдруг развернулась и, поравнявшись со мной, остановилась. Убегать я не рискнул. Выйдя из машины, полицейские попросили паспорт. У меня была только карта местности. Это усугубляло моё положение. Моё лепетание, что я «рашин спотсмен», не возымело действия. «Хенде хох» - я понял без переводчика. Меня «прощупали», затем попросили открыть сумку. Один из двух стражей порядка одел перчатки и стал вытаскивать одну за другой мои вещи – карту с модельного старта, бутсы, влажную от пота форму, компас… Дойдя до чипа, строго спросил: «Вот из ит?». Мой ответ: «Чип» - ничего не объяснял. Наверное, они решили, что это ключ от ядерного чемоданчика… Я уже готовился к худшему, когда последним из сумки был вытащен свежераспечатанный номер для городского ориентирования. На нём была моя фамилия, написанная по-английски, надпись «Russia» и (главное) был номер чипа! Я им дал сравнить номер на чипе с шестизначным числом, распечатанным на нагрудном номере, и полицейские, немного подумав, отпустили меня восвояси. Вся процедура заняла не больше получаса, но время уже подбиралось к сумеркам. Я боялся засветло не успеть – ведь в горах темнеет быстро. Поэтому я не стал плутать дальше по посёлку, ища выходящее из него шоссе, тем более, что пришлось бы идти даже не перпендикулярно, а немного назад, к направлению на мой пансионат. К тому же я опасался, что какой-нибудь бдительный житель донесёт на «диверсанта» и меня всё-таки упекут за решётку... Я решил подрезать по залесённому склону, набирая понемногу высоту, с тем, чтобы выбраться на шоссе.траверсом. Моё, не слишком-то умное решение, обуславливалось ещё и тем, что так я срезал около километра.
Сначала в лесу попадалось что-то наподобие троп, из которых можно было выбрать более-менее попутную и потихоньку забираться по склону к вьющейся где-то вверху дороге. Но постепенно стало смеркаться, и вдобавок ко всему пошёл дождь. Дождь был несильный, моросящий, но туча закрыла всё небо, и стало ещё темнее. Компас с картой я уже не видел и убрал их в карман сумки. Руки должны были быть свободные, тем более, что пару раз я уже упал, споткнувшись о камни, и так плохо видимые в траве, а тут ещё и темнота… Интересно, что мелкий дождь не смущал светлячков, и они роились вокруг моей головы, как бы желая мне помочь что-нибудь увидеть. В конце концов, чуть не сломав ногу при очередном падении, я понял, что в кромешной тьме я далеко по лесу, заваленному камнями и упавшими деревьями, не пройду. Я вспомнил, что на карте было ещё одно шоссе, идущее внизу по дну долины в попутном мне направлении. Правда, оно заканчивалось, значительно не доходя до цели моего похода. В крайнем случае, я мог по нему вернуться к станции. Я стал спускаться вниз с непокорённого мной склона, то и дело спотыкаясь и падая и, наконец, с трудом перейдя горную речушку и продравшись через колючие заросли между ней и дорогой, вышел на небольшое шоссе. Упрямство не позволило мне развернуться и пойти назад – пошёл вперёд. Примерно через час увидел огоньки в окнах трёх домов, к которым и шло это шоссе. Дома стояли порознь, на приличном расстоянии друг от друга. В одном из них лаяла собака – туда я не пошёл. В другом на окна снаружи были натянуты тугие сетки, и я не смог постучать в светящееся окно. По дороге к третьему дому я заметил хлев со стоящей в нём коровой и решил, что, в крайнем случае, спасусь там от дождя, а то и поживлюсь молочком – ведь, был голоден, как волк. Поднявшись на веранду третьего дома, я постучал в застеклённую, занавешенную изнутри, дверь. В комнате горел свет, но никто не подходил к двери. Постучав несколько раз, я уже, было, собрался идти на постой к корове, как занавеска колыхнулась, и из-за занавески выглянула молодая женщина, в настороженном взгляде которой звучал немой вопрос: «Какого чёрта ?..». Я достал из сумки карту и показал через стекло, куда держу путь. Женщина замахала руками и замотала головой – мол, ночью не пройти. Видимо, на моём лице отразилось моё незавидное положение: женщина открыла дверь и впустила меня в комнату. Я топтался у дверей, с меня стекала дождевая вода, я чувствовал себя очень неловко в этом чистеньком, уютном доме. Как мог я объяснил, что я ориентировщик из России. Уровень моей подготовки она, вероятно, сразу оценила и поверила, что я не разбойник, а представитель полудикой, таёжной страны: ведь, какой ещё идиот, кроме русского, мог лазить по предгорьям Альп среди ночи. Я же не знал, как ей намекнуть, что очень хочу пить и просто помираю с голоду. Но она, как будто прочитав мои мысли, спросила: «Дринк?». «Ес, литл» - ответил я, показывая пальцами, мол, немного, на донышке. Мой жест её не убедил: она навела высоченный бокал, смешав газированную воду из сифона с каким-то соком. Видя, как жадно я выпил содержимое бокала, она тут же усадила меня за стол, налила мне кофе, сделала здоровенный бутерброд с маслом и сыром. Одновременно она что-то говорила: то по-немецки, то по-английски. Почудились слова: «лэмп», «фара». Я решил, что она мне предлагает фонарь и обрадовался. Пытался сказать, что я могу купить его (мэй бай лэмп). Но напрасно я упражнялся в красноречии: никакого фонаря она мне не предлагала. Она предлагала довезти меня до пансионата на своей машине. Я воспрянул духом: ведь, наверняка, весь пансионат стоит на ушах – «уж полночь близится, а Германа всё нет». Хозяйка, накинув что-то из одежды, провела меня через несколько помещений прямо к машине, и мы поехали туда, откуда я пришёл. Немного не доехав до злополучной станции, добрая фея повернула налево, т.е. дорога, идущая мимо безымянной платформы была всё-таки удобней и безопасней, и мне надо было возвращаться назад, а не лезть на верхнее шоссе, которое даже на карте местами было изображено пилообразно, т.к.сильно петляло. Минут за 20 мы доехали до нашего городка. За всю дорогу мы успели лишь выяснить, что «май вайф из доктэ» и «ши из доктэ ту». В городке, который я ещё не успел обойти, я не смог сразу показать, как проехать к пансионату. На наше счастье, мы увидели литовские автобусы, стоявшие на параллельной проезду к пансионату более широкой улице. От автобусов я уже знал, как пройти, и жестами попросил мою спасительницу здесь подождать: я хотел принести ей дымковскую игрушку, взятую из России на всякий случай. Она же, видно, не поняла, что я уже сориентировался, и решила мне помочь отыскать пансионат. Увидев на лобовом стекле автобуса оставленный водителем номер мобильного телефона, позвонила, и водители ей сказали, куда идти. В общем, пока я объяснялся с взволнованными постояльцами пансионата и особенно с Зиной, пока нашёл игрушку, австрийка уже почти дошла до пансионата, где я её и встретил. Со словами благодарности (хоть эти четыре слова я знал) вручил ей сувенир, а от денег она отказалась. Тут же во дворе нас застукала Зина. Она настойчиво предложила незнакомке пройти в пансионат: вероятно, для проведения следственных действий. Та согласилась. В столовой пансионата нас сразу окружил весь личный состав. Поскольку Саша Бровин хорошо знал английский, он нам перевёл, о чём поведала гостья (Зина же всё скрупулёзно документировала на видеокамеру). Как оказалось, молодая женщина была дома не одна: пятилетний братик, услышав стук в дверь, кричал ей из спальни: «Не открывай! Не открывай!» Кроме того, на втором этаже её мать смотрела трансляцию с чемпионата мира по футболу, который проходил, видимо, не в Европе – ведь время было около полуночи. Всё это она нам рассказала за чашкой чая (и, признаемся даже, рюмкой водки, пусть и не полной). Расцеловаться при прощании в присутствии Зины я не посмел, а лишь слегка пожал поданную мне руку.
Назавтра я бежал городское. Кажется, был тринадцатым в своей группе. Остальные за меня болели и, наверняка, жалели, что не поучаствовали в интересных соревнованиях. Не жалели только наши водители – они время зря не теряли: за пару-тройку часов, отведённые на проведение соревнований, они опустошили от рыбы лесное озерцо, поскольку не приученные к людскому коварству карпы заглатывали, по словам шоферов, даже пустые крючки. Вечером питерцы объедались рыбой. Нам же достался лишь ядрёный рыбий дух, наполнивший всю столовую.
Вблизи нашего городка не было водоёма, но в городке был открытый бассейн, куда пристрастились ходить некоторые любительницы водных процедур, в том числе и Зина. Там она познакомилась с местной женщиной, у которой было трое детей – даунят, а также семьёй из Дагестана, которую война на северном Кавказе вынудила искать здесь убежище. Беженцев разных национальностей в Австрии хватает. Местные жители говорят, что, если и есть случаи воровства, то, чаще всего, за счёт мигрантов. Как-то к нашей группе, гуляющей по городку, заслышав русскую речь, подошёл молодой азербайджанец, как видно уже обжившийся и имеющий здесь своё дело. Он поприветствовал нас и, поинтересовавшись, где мы остановились, попросил разрешения прийти в гости. Вечером, прихватив с собой вина и фруктов, он пришёл в пансионат. В столовой накрыли стол, и гость нам стал рассказывать, как надо жить в Австрии. Некоторым вещам из его повествования я просто поражался. Например, он сказал, что, если вывезти тележку с продуктами из супермаркета через заднюю дверь, то, даже если тебя поймают, лишь слегка пожурят. Но, если ты вздумаешь украсть промтовары, тебя могут и посадить. Наверное, в начале своей эмигрантской жизни он пережил нелёгкие времена, и ему приходилось приворовывать, но так делиться своими мыслями с нами, которые (в большинстве своём, надеюсь) совсем не разделяют его жизненные установки, я бы на его месте не рискнул. Наша интеллигентная публика деликатно промолчала, но это молчание отнюдь не было знаком согласия… Вино, правда, было хорошее.
В один из свободных дней нас свозили в пещеры. Это был целый каскад подземных залов, тянущихся глубоко под поверхностью земли на многие сотни метров. Чтобы попасть в этот подземный мир пришлось долго спускаться по винтовой лестнице. Неяркая подсветка пещер выхватывала из темноты сталактиты и сталагмиты. Гиды, сопровождавшие туристов, говорили по-английски, но Саша Бровин старался нам переводить. Да, и главное было – увидеть это таинственное подземелье…
Наступило время Чемпионата. Два полуфинала, день отдыха и финал. По сумме 2-х полуфиналов формировался основной финал «А» (где разыгрывалось звание Чемпиона Мира), а также финалы «В», «С», «D», «Е», «F»…, где бежали не попавшие в основной финал спортсмены. Соответственно, и сложность трасс падала от «А» к «F». Кроме того, те, чей результат по сумме 2-х полуфиналов был выше, стартовали в финале позднее, т.е. из сильнейших спортсменов формировалась некая элитная группа, стартующая в конце. Хотя, теоретически, чемпионом мог стать каждый из стартующих в финале «А» - хоть на 1-ой минуте, хоть на 160-ой (стартовый интервал был 2 мин. Поэтому старт 84-х спортсменов, попавших в финал «А» в нашей группе М55, растягивался чуть не на 3 часа. После обоих полуфиналов можно было ждать высоких результатов в финале от следующих россиян: А.Афонюшкин (места в полуфиналах 1,2), Н.Павлов(2,1), Горелов (5,3), И.Шорохов (2,2), В.Васильев (6.4), П.Русанов (1,2), М.Христева (3,3), С.Березина (1,1), Е.Ефимова (1,1), Э.Порох (2,3), Т.Барсукова (4,2), И.Пожидаева (4,4), Г.Вершинина (2,1), Л.Лабутина (2,4). Из украинских спортсменов места в элитной группе добились : М.Божко (4,4), Т.Божко (2,3), Л.Пох (4,5), и, похуже, Г.Корчевский (6,14); из белорусов в элитную группу не попал никто, хотя тот же Анатолий Лобановский (14,12), стартующий в первой половине протокола финала «А», конечно, не собирался сдаваться на милость победителям, а настраивался на борьбу за звание Чемпиона Мира.У меня результаты в полуфиналах были чуть лучше, чем у Анатолия: 7-ое место в 1-ый лень и 11-ое во 2-ой. Надеждам многих российских (и не только) спортсменов не суждено было сбыться. Из россиян лишь Александр Афонюшкин из Подмосковья стал бронзовым призёром в гр.М40. Обидно было за Галю Вершинину, реально претендовавшую на медаль, но пропустившую предпоследний КП. Николай Бурлинов пробежал неважно, вероятно, из-за известия, что его брат Виктор с женой Ольгой по дороге на Чемпионат попали в тяжёлую аварию и сильно переломались. Украинцы завоевали 2 серебряные медали: Микола Божко (М55) и Лилия Пох (Ж70). Олександр (так по-украински) Палахнюк стал 4-м в М45.
Вот некоторые результаты финального дня:
Финал «А»:
М35 А.Морозов(16), Н.Сытов(25), Е.Гурьянов(35), А.Жестовский(37), А.Петров(44), Д.Лаптенко(67), С.Гашкевич(70), С.Тозур(71), Е.Салаткин(74)
М40 А.Афонюшкин(3), О.Мельников(19), В.Василёнок(Блр)(33), В.Потёмкин(40), В.Конышев(56), К.Горев(58), С.Гусак(77)
М45 О.Палахнюк (Укр)(4), Н.Фёдоров(33), М.Мударисов(50),В.Сапраньков(65), С.Егоров(68), М.Фатеев(73)
М50 Н.Павлов(18), С.Баринов(24), А.Мелешко(Блр)(30), М.Лукин и А.Лобановский (Блр)-сняты
М55 Т.Пейппо(Фин)(1), М Божко(Укр)(2), И.Шорохов (6), Ю.Переляев(25), В.Копейкин(42), В.Горелов(55), Н.Бурлинов(80)
М60 Г.Корчевский(Укр)(12), В.Васильев(54), С.Несынов(71)
М65 П.Русанов(13), В.Краснобаев(45), Н.Дурнов(72)
М75 Б.Калинин(6), Р.Кузьмин(25)
М80 В.Эрский(9).
М90 Еркки Лунтамо (Фин)(1)
Ж35 А.Гусак(8), М.Христева(10), Т.Смирнова(25)
Ж40 С.Березина(4), Е.Ефимова(6), Э.Порох(8), С.Соколова(14), О.Хепина(19), Е.Афонюшкина(25), Н.Ивановская(Блр)(52)
Ж45 Т.Божко (Укр)(15), Г.Акинина(18), И.Зачиняева(37), Т.Ярославцева(57), О.Ведина(70), И.Колоскова(74), Т.Киняева(76), А.Маничева(79)
Ж50 О.Пожидаева(12), Т.Барсукова(14), Е.Шек-Ловсепянс(48), Н.Лазарева(62), Т.Лахмина(65), В.Васильева(72), Н.Минина(76)
Ж55 Т.Бортновская(21), А.Губанова(26), О.Ващенко (Блр)(41), Е.Русанова(44), Л.Бахмурова(69)
Ж60 Т.Рязанская(9), Г.Вершинина – снята (пропустила предпоследний КП)
Ж65 Н.Сумина(34), Л.Лабутина(35), М.Малова(36). Г.Еремеева(43), Т.Шелоумова(63), В.Назарова(71), Л.Савиных(74)
Ж70 Л.Пох (Укр)(2), Л.Онофрейчук(32)

Остальные финалы (если не указано место, значит, так и было в протоколах):
М35В А.Калмыков(10), А.Егоров(15), В.Баранкин(34)
М40В С.Бессонов(6), И.Андронов(17), Р.Хабибуллин(27), А.Судариков(65), И.Березин(73)
М40С С.Добровольский(26)
М45В Б.Крылов(43), А.Ведин(50)
М45С
Н.Волков(3), Ю.Бирюков(7), А.Грибанов(24), Р.Байбурин(42), В.Нефёдов(48), В.Маничев(54)
М50В
С.Гундоров(16), В.Зачиняев(42), А.Левичев(53), С.Стулов(68), В.Ландышев(74)
М50С А.Акулов(23), А.Копелевич(24), Ю.Чумаков(39), А.Ошмарин(54), С.Ян(59)
М50D С.Мовко(2), С.Негуин(7), В.Соловьёв(11), Н.Ковтун(17), С.Некрасов(33), Н.Кочкин, А.Корнилов
М55В С.Лесников(11)
М55С Г.Банников(6), Н.Глухов(70), В.Счётчиков(72), С.Карачев(78)
М55D А.Бровин(4), И.Казанцев(60), Ю.Большаков(75)
М55Е В.Работягин(8), Ю.Нургалиев(15)
М60В
А.Козмов(18)
М60С С.Бахмуров(35)
М60D С.Лысенко(4), С.Гордишевский(27), С.Бортновский(76)
М60Е
В.Мануилов(1), Н.Казаринов(5), Вл.Колесников(13)
М65В
Ю.Чернов(21), Е.Широков(40), В.Баранцевич?
М65С Р.Серебряков(31)
М65D В.Зеленин(5), Х.Каримов(14), И.Цимбал(15), С.Казанцев(39), В.Малков(66), В.Камашев(72)
М65Е В.Алфимов, В.Щепоткин
М70В В.Алексеев(16), Е.Таранцев(47)
М70С Л.Куклин(6), Г.Ильменков(14), Е.Гришанов, Л.Торопов
М75В Г.Шур(15)
Ж35В А.Шмидт(5), А.Русакова(8), Т.Моргунова(11), Л.Кулешова(26), И.Султанбекова(27)
Ж40В Т.Болшунова(22), И.Горюнова(28), В.Грибанова(45)
Ж45В Е.Соловьёва(19), Т.Шамшурина(20), Д.Байбурина(22), Е.Семёнова(51), Е.Юдова(57), О.Лутченко(63), Л.Ландышева(64), Г.Кучеренко(77), М.Козлова, Г.Онофрейчук, Л.Юрманова
Ж50В Н.Левичева(18), Н.Никитина(37), И.Кощеева(47), Е.Суходонова(57), Т.Петрова(63), Т.Воробьёва(69)
Ж50С Т.Кочкина(8), Г.Сучилова(20), Р.Ипатова(33), А.Казанцева, Ф.Кривуша, Г.Зорина
Ж55В Л.Григорьева(23), Г.Кунцевич(48), Т.Маркова(51), А.Фёдорова(63), Е.Радзивил(66), О.Кашперская(70)
Ж55С Л.Казарская(2), З.Лойко(58), В.Бабина(62), Л.Лоханская(67), Н.Малинкина(74)
Ж60В Л.Безымянная(66)
Ж60С Н.Шляпникова(26), Н.Роднянская(36)
Ж65В Е.Безсонова(21), Э.Французова(26), Е.Крылатых(48), З.Рязанцева(65),Т.Татаринова(72), И.Чарная, А.Добросова, В.Селякина
Ж70В Т.Васильева(22), А.Шеленкова(29), А.Тихонова(30), Л.Кузьмина

Можно посмотреть, как смогли реализовать свой потенциал наши лидеры. Для этого прикинем, какой результат мог показать тот или иной спортсмен в финале, ориентируясь на результаты полуфиналов. Это можно сделать, умножив усреднённое место в подгруппе по результатам двух стартов полуфинала на число подгрупп в группе. Так, у А.Афонюшкина получалось 1,5х3 = 4,5. Т.е. примерно 4-5 место в финале можно ожидать. Александр же занял 3-е, значит, собрался и пробежал лучше, чем в полуфиналах. У Н.Павлова: 1,5х4=6. Реально – 18-ый, т.е. Коля пробежал хуже, чем мог. В.Горелов: 4х5=20. Реально – 55-ый, т.е. Слава пробежал значительно хуже, чем можно было ожидать. И.Шорохов: 2х5=10. Реально – 6-ой, т.е. Ваня пробежал посильней, чем в полуфиналах. В.Васильев: 5х5=25. Реально – 54-ый, т.е Володя где-то гульнул. П.Русанов: 1,5х5=7,5. Реально 13-ый. Значит, Паша тоже гульнул. М.Христева 3х2=6. Реально 10-ая, т.е. Марина пробежала финал послабее, чем могла. С.Березина: 1х2=2. Светлана же 4-ая, т.е. чуть хуже, чем могла. Е.Ефимова: 1х2=2. Реально – 6-ая, т.е. Лена пробежала ещё слабее. Э.Порох: 2,5х2=5. Реально – 8-ая, т.е. Элеонора тоже не смогла показать всё, на что способна. Хотя в этой группе (Ж40) россиянки всё же выглядели сильно: трое в первой восьмёрке. Т.Барсукова: 3х3=9. Реально – 14-ая, т.е. Татьяна тоже пробежала хуже, чем ожидалось. И.Пожидаева: 4х3=12. Реально - 8-ая, т.е. Ира смогла собраться и пробежала сильнее, чем в полуфиналах. Про Галину Вершинину уже было сказано: «обидно, досадно – да, ладно»: с кем не бывает. Л.Лабутина: 3х2=6. Реально 35-ая. У Людмилы, значит, случился «залёт», пусть, и не в общепринятом значении для женщин. Посмотрим украинцев. М.Божко: 4х5=20. Он же 2-ой, т.е. Микола умеет собраться и «прыгнуть выше головы». Т.Божко: 2,5х2=5. Татьяна же 15-ая. Тоже где-то «слила». Л.Пох: 4,5х2=9. А Лилия смогла стать 2-ой. Как говорится: класс есть класс!
Одним словом, смогли собраться, настроиться на борьбу и реализовать в финале свои возможности Александр Афонюшкин, Иван Шорохов, Ирина Пожидаева, а также Борис Калинин, который с мест во 2-ом десятке в полуфиналах смог перебраться на 6-ое в финале. У украинцев -конечно же, в финале отличились Микола Божко и Лилия Пох. Будем надеяться, что наши сильнейшие ветераны ещё смогут себя показать на будущих чемпионатах.

Вот и закончились соревнования, более 4-х тысяч участников разъехались по домам, чтобы через год встретиться снова на лесных трассах в финской Лапландии на очередном WMOC. Хотя там, наверняка, не будет 30-градусной жары, как в Австрии, но баталии, уж точно, будут не менее жаркими. До свидания, Австрия! Спасибо за праздник!

PS Просьба ко всем, заметившим неточности или имеющим что-то добавить (в основном, наверное, из участников и болельщиков, бывших в Австрии) - пишите на perelyaev50@mail.ru

Советско-японская декларация (1956)
pun50
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Совместная декларация Союза Советских Социалистических Республик и Японии
Тип договора Декларация
Дата подписания 19 октября 1956 год
— место Союз Советских Социалистических Республик Москва,
Подписали Союз Советских Социалистических Республик Николай Булганин-Председатель Совета Министров
Япония Итиро Хатояма - премьер-министр
Союз Советских Социалистических Республик Дмитрий Шепилов - министр иностранных дел
Япония Итиро Коно
Япония Сюници Мацумото
Стороны Flag of the Soviet Union.svg СССР
Flag of Japan (1870-1999).svg Япония
Языки русский, японский
Wikisource-logo.svg Викитека содержит текст:
Советско-японская декларация 1956 года
Советско-японская декларация 1956 года (Московская декларация) — совместная декларация СССР и Японии, прекращающая состояние войны между странами.

Была подписана 19 октября 1956 года в Москве председателем Совета министров СССР Николаем Булганиным и премьер-министром Японии Итиро Хатоямой. С советской стороны декларацию также подписал министр иностранных дел Дмитрий Шепилов, а с японской — министр земледелия и лесоводства Итиро Коно[ja] и депутат Палаты представителей Сюници Мацумото.
8 декабря 1956 года Президиум Верховного Совета СССР и Правительство Японии ратифицировали декларацию. Обмен ратификационными грамотами был произведен в г. Токио 12 декабря 1956 года.
Декларация способствовала нормализации советско-японских отношений; СССР и Япония обменялись послами.
Содержание
1 Основные положения
2 Последствия
3 Дипломатическая позиция России
4 См. также
5 Примечания

Основные положения

В соответствии с Декларацией, состояние войны, существовавшее между СССР и Японией с 9 августа 1945 г., было прекращено со дня вступления Декларации в силу; между двумя государствами восстанавливались мир и добрососедские отношения, СССР и Япония условились о восстановлении дипломатических и консульских отношений, согласились продолжить переговоры о заключении мирного договора.

Декларацией предусматривалось, что в короткие сроки между СССР и Японией начнутся переговоры о заключении договоров или соглашений по вопросам торговли и торгового мореплавания; одновременно с Декларацией вступят в силу конвенция о рыболовстве и соглашение о спасании людей, терпящих бедствие на море, от 14 мая 1956 г.

Также, страны подтвердили, что в своих отношениях будут руководствоваться принципами Устава ООН, обязались не вмешиваться прямо или косвенно во внутренние дела друг друга. СССР изъявил готовность поддержать просьбу Японии о принятии её в члены ООН, согласился освободить всех японских граждан, осуждённых в СССР, и репатриировать их в Японию.

Декларация зафиксировала отказ сторон от взаимных претензий, возникших в результате войны, а также отказ СССР от репарационных претензий к Японии.

Одновременно с Декларацией был подписан протокол о развитии торговли и взаимном предоставлении режима наибольшего благоприятствования.

Важным моментом Декларации была судьба острова Шикотан и островов Хабомаи: они должны были быть переданы Японии после подписания мирного договора

Михаил Родионов "О секции и Сеиче"
pun50
1968 весна. На вечернем факультете учится Валера Цветков. А работал он в МИХМе, за него всегда и выступал. Пытался он организовать секцию в МИИГАиКе или нет, я не знаю (Зверкин говорит, что не пытался), по крайней мере секции тогда не было, но по-моему, с Цветковым ездили на тренировки Сарваш и Андрюхова (надо будет у Сарваша спросить). Прохоров учился вместе с Цветковым, но ничего для МИИГАиКовского ориентирования не сделал. Я его и узнал гораздо позднее, когда он стал судейством заниматься.
1968 осень. На картфак поступили мы со Зверкиным. Он со 2-м разрядом, я ничего про ориентирование не слышал и не знал. Зверкин сначала пошел в комитет ВЛКСМ с резонным вопросом, почему в картографическом институте ничего не знают про картографический спорт. А затем вместе с ВЛКСМ - на кафедру физкультуры, чтобы там организовали секцию. По моим воспоминаниям они ничего не сделали, и только когда пришел Горшков (а пришел он как лыжник), дело сдвинулось. Но Зверкин говорит, что они обещали взять преподавателя для секции, и Горшкова специально пригласили для организации секции. Тут, наверно, ты лучше знаешь, так как работал на кафедре.
1969 осень. Секция наконец организована. Тренер Горшков, председатель Зверкин. Организованы тренировки. Первое первенство МИИГАиК провели с помощью Цветкова, параллельно с первенством МИХМ. Кто участвовал, не знаю (меня там не было), выиграл Зверкин. Проходило, по-моему, в октябре в Снигирях. Зверкин говорит, что вообще этого не помнит.
Первоначальный состав секции: Зверкин, Сарваш, Андрюхова, Ачкасов, Ачкасова, Кочунова, Широбокова, Апишев, Матушевский На известной фотографии не хватает Апишева.
Пробежав на паре соревнований (или всего на одном?) в декабре 1969, к секции присоединились Родионов и Шакина (Овсянникова).
1970 январь-февраль (зимние каникулы). В этом составе (кроме Сарваша, так как он иностранец) поехали на первые сборы в Карпаты (пос.Ясиня, вместе с секцией альпинизма). Ориентирования там не было (так как не было карт). Были тренировки на беговых и на горных лыжах. Родионов отличился тем, что сломал сначала горные лыжи, а потом и беговые.
Кроме Зверкина и Ачкасовых, больше разрядников не было. Зимой 1970 года посыпался ворох разрядов. На первенстве ВУЗов Москвы 1-е места по группе Б (3-й разряд и б/р) заняли Андрюхова и Родионов. Апишев был 2-м. Всем присвоили 3-й разряд. На следующих соревнованиях эти трое (про других не помню) выполнили 2-й разряд. А еще через 2 или 3 старта Апишев и Андрюхова получили 1-й (я тогда заработал минут 30 штрафа и мимо разряда пролетел).
1970 (по-моему, весна, хотя может быть и осень). Секция ориентирования по просьбе военной кафедры устраивает соревнования по "профильному" для военной специализации виду спорта. Участвовали (это по-моему, точно не уверен) в обязательном порядке все обучающиеся на военной кафедре. Никто из секции не участвовал, так как были заняты в судействе. Выиграл Прасолов, что дало ему основание (безосновательно!) назвать себя первым чемпионом МИИГАиКа. Но это не было первенство МИИГАиКа, а можно считать - первенство военной кафедры.
1971 январь-февраль (зимние каникулы). Сборы в городе Пука (Эстония). Уже по картам. Вместе с Горшковым в качестве тренера ездил Вячеслав Максимович.
1972 январь-февраль (зимние каникулы). Сборы в Острошицком Городке (под Минском). Участвовали в первенстве Минска (под громким названием "Москва", но, по-моему, ничего не выиграли. А ты, вроде бы там уже был? Или нет?
В эти первые годы Горшков организовывал тренировки, но как тренер, он мог дать только лыжную технику. Технику ориентирования постигали сами, во время соревнований. Позднее он уже и по ориентированию мог что-то подсказать. Хорошая идея, воплощенная им в тренировках - прикрепить к опытному ориентировщику, но слабо бегающему (как я), хорошо бегающего новичка с малым опытом ориентирования. Со мной так бегали Шинкаренко, Окатов, и даже Чудаков (в эстафете в Солнцево). Но Чудаков установку Горшкова не выполнил, сказал, что я бегу слишком медленно и убежал вперед. В результате, на финиш прибежал на полчаса позднее меня. В любом случае, Горшков создал идеальную (почти "семейную") атмосферу в секции и организовывал сборы, заявки на соревнования и т.д., в общем организация секции была очень хорошая. Не зря позднее некоторые личности (ты их знаешь лучше меня) приезжали поступать не столько в институт, сколько в секцию ориентирования.
Еще интересный факт (ты, я уверен, знаешь). Когда-то первенство Москвы среди ВУЗов проводили по 3-м группам (в зависимости от численности студентов. Причем количество зачетных участников было для всех групп одинаковое и можно было сравнивать институты из разных групп. В 1970 году у МИИГАиКа не хватало зачета по группе А (только Зверкин бежал), поэтому мы в общий зачет не попали, несмотря на то, что группу Б выиграли. Начиная с 1971 года МИИГАиК неизменно выигрывал 3-ю группу (менее 5000 студентов), а когда через 2-3 года стали обыгрывать не только 2-ю, но и 1-ю группу (свыше 10000 студентов), количество зачетных участников сделали разным для разных групп, чтобы нельзя было сравнивать институты из разных групп (это моя версия, может быть были и другие причингы).

Алексей Алексеевич Горшков
pun50
Евгения Андрианова:
Мой отец, Алексей Алексеевич Горшков, родился 14 апреля 1939 года в селе Скородня Серебрянопрудского района Московской области. В семье было 8 детей, он был самый младший. Двое его старших братьев героически сражались в ВОВ, имели звания и награды. Его отец был председателем колхоза. Когда он умер - мать сменила его на этом посту. Первые семь лет папа учился в местной школе, которая находилась за лесом в 6 км от дома. С первого класса он один бегал туда и обратно каждый день. Летом пешком, зимой на лыжах. Возможно поэтому он позднее выбрал лыжный спорт.
К тому времени уже почти все его старшие братья и сестры перебрались в Москву. Поэтому он после 7-го класса переехал в Москву тоже, чтобы учиться в старших классах полноценно - для успешного поступления в институт. Мечта о высшем образовании не покидала его с детства. С 9-го класса он перешёл в школу рабочей молодежи и пошёл работать на стройку плиточником.
Первая его попытка поступить в институт закончилась крахом - он поступал в МГУ на геологический факультет. В то время все хотели стать геологами. В армию его не взяли - забраковали, так как в детстве, когда он пас лошадей, ему случайно прострелили плечо и большой палец на правой руке.
К этому времени он уже активно выступал на соревнованиях, имел разряды по разным видам спорта. И в его жизни произошла судьбоносная встреча - он познакомился с человеком, который без всяких сомнений отправил его учиться в институт физкультуры на вечерний, а работать устроил в Теплоэлектропроект(ТЭП) инструктором физкультуры.
И тогда папа понял, что это его призвание. Ему легко давалась организация всевозможных соревнований, походов; доставляло удовольствие общаться с людьми, собирать команды для участия во внутренних институтских, районных и городских соревнованиях, нравилось проводить тренировки, опекать и обучать спортсменов.
Надо, наверное, отдельно описать атмосферу тех лет - начала 60-х. Был огромный интерес у людей, в основном молодых, к занятиям спортом, к туристическим походам. Не исключением был и ТЭП. Молодые инженеры-проектировщики тепловых и атомных станций всё свое свободное время проводили за городом - у института была база на Сходне, где регулярно проводились соревнования по волейболу, футболу, баскетболу, лёгкой атлетике, лыжам. Все отпуска и праздники проводились в походах - пеших и байдарочных.
Илья Рутберг, который впоследствии стал актёром и сыграл физкультурника в фильме "Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён", тоже работал инженером в ТЭПе и дружил с моим папой. Поэтому я думаю, что образ физкультурника он как раз списывал с него.
Папа проработал в Теплоэлектропроекте вплоть до 1969 года, когда его позвали работать в МИИГАиК, который находился в трёх остановках троллейбуса от ТЭПа по соседству с Институтом физкультуры, который мой папа окончил в 1967 году. Возможно, он познакомился с кем-то из МИИГАиКа на районных соревнованиях или были общие знакомые по институту физкультуры.
Михаил Родионов:
1968-ой год, весна. На вечернем факультете учится Валера Цветков. А работал он в МИХМе, за него всегда и выступал. Пытался он организовать секцию в МИИГАиКе или нет, я не знаю (Зверкин говорит, что не пытался), по крайней мере секции тогда не было, но по-моему, с Цветковым ездили на тренировки Андраш Сарваш (студент из Венгрии) и Тамара Андрюхова. Александр Прохоров учился вместе с Цветковым, но ничего для МИИГАиКовского ориентирования не сделал. Я его и узнал гораздо позднее, когда он стал судейством заниматься.
1968-ой год, осень. На картфак поступили мы с Мишей Зверкиным. Он со 2-ым разрядом, я ничего про ориентирование не слышал и не знал. Зверкин сначала пошёл в комитет ВЛКСМ с резонным вопросом, почему в картографическом институте ничего не знают про картографический спорт. А затем, вместе с ВЛКСМ - на кафедру физвоспитания, чтобы там организовали секцию. По моим воспоминаниям они ничего не сделали, и только когда пришёл А.А. Горшков (а пришёл он, как лыжник), дело сдвинулось с мёртвой точки. По словам Зверкина, на кафедре обещали взять преподавателя для секции, и Горшкова специально пригласили для организации секции.
1969-ый год, осень. Секция наконец организована. Тренер А.А. Горшков, председатель М. Зверкин. Организованы тренировки. Первое первенство МИИГАиК провели с помощью В. Цветкова, параллельно с первенством МИХМ. Кто участвовал, не знаю (меня там не было), выиграл Зверкин. Проходило, по-моему, в октябре в Снегирях.
Первоначальный состав секции: Михаил Зверкин, Андраш Сарваш, Тамара Андрюхова, Геннадий и Светлана Ачкасовы, Наталья Кочунова, Маргарита Широбокова, Александр Апишев, Анатолий Матушевский.
Пробежав на одном или двух соревнованиях, в декабре 1969 к секции присоединились я и Светлана Шакина (Овсянникова). Знакомы с ориентированием до поступления в институт были: Зверкин, Сарваш, Ачкасовы, т.к. у себя в Таганроге занимались спортивной радиопеленгацией и Света даже имела высокий разряд по "охоте на лис"- кмс.
1970-ый год, январь-февраль (зимние каникулы). В этом составе (кроме Сарваша, так как он иностранец) поехали на первые сборы в Карпаты (пос. Ясиня, вместе с секцией альпинизма). Ориентирования там не было, так как не было карт. Были тренировки на беговых и на горных лыжах. Я отличился тем, что сломал сначала горные лыжи, а потом и беговые.
Кроме Зверкина и Ачкасовых, больше разрядников не было. Зимой 1970 года посыпался ворох разрядов. На первенстве ВУЗов Москвы 1-ые места по группе Б (3-й разряд и б/р) заняли я и Андрюхова. Апишев был 2-ым. Всем присвоили 3-й разряд. На следующих соревнованиях эти трое (про других не помню) выполнили 2-ой разряд. А еще через 2 или 3 старта Апишев и Андрюхова выполнили 1-ый (я тогда заработал минут 30 штрафа и мимо разряда пролетел).
1970-ый год (по-моему, весна, хотя может быть и осень). Секция ориентирования по просьбе военной кафедры устраивает соревнования по "профильному" для военной специализации виду спорта. Участвовали в обязательном порядке все обучающиеся на военной кафедре. Никто из секции не участвовал, так как были заняты в судействе. Выиграл Прасолов, что дало ему основание (безосновательно!) назвать себя первым чемпионом МИИГАиКа. Но это не было первенство МИИГАиКа, а можно считать - первенство военной кафедры.
1970-ый год, сентябрь. В секцию пришли: разрядник из Гомеля Владимир Васильев, Александр Форый, Геннадий Новиков, Леонид Шаршавицкий, Михаил Бочкарёв, Василий Галиев (Петров), вечерник Виктор Яни, Дмитрий Орлов, чех Павел Годань, Людмила Стаброва, Ирина Якимова, Татьяна Кудинова, Ирина Родионова (Козлова)...
1971-ый год, январь-февраль (зимние каникулы). Сборы в городе Пука (Эстония). Уже по картам. Вместе с Алексеем Алексеевичем Горшковым (Сеичем, как мы его называли) в качестве тренера ездил Вячеслав Максимович Ефимов (сокращённо - Максимыч).
1971-ый год, сентябрь. В секцию пришли разрядник Александр Горышкин, Юрий Переляев, Анатолий Чудаков, Илья Вербицкий, Светлана Лукина (Карзова), Татьяна Титова, Надежда Вербицкая (Степанова) и др.
1972-ой год, январь-февраль (зимние каникулы). Сборы в Острошицком Городке (под Минском). Участвовали в первенстве Минска (под громким названием "Москва", но, по-моему, ничего не выиграли).
В эти первые годы А.А. Горшков организовывал тренировки, но как тренер, мог дать только лыжную технику. Технику ориентирования постигали сами, во время соревнований. Позднее он уже и по ориентированию мог что-то подсказать. Хорошая идея, воплощённая им в тренировках - прикрепить к опытному ориентировщику, но слабо бегающему (как я), хорошо бегающего новичка с малым опытом ориентирования. Со мной так бегали Коля Шинкаренко, Петя Окатов, и даже Толя Чудаков (в эстафете в Солнцево). Но Чудаков установку Горшкова не выполнил, сказал, что я бегу слишком медленно, и убежал вперед. В результате, на финиш прибежал на полчаса позднее меня. В любом случае, Горшков создал идеальную (почти семейную) атмосферу в секции и организовывал сборы, заявки на соревнования и т.д. В общем организация секции была очень хорошая. Не зря позднее некоторые личности приезжали поступать не столько в институт, сколько в секцию ориентирования.
Ещё интересный факт. Когда-то первенство Москвы среди ВУЗов проводили по трём группам (в зависимости от численности студентов). Причём, количество зачётных участников было для всех групп одинаково и можно было сравнивать институты из разных групп. В 1970-ом году у МИИГАиКа не хватало зачёта по группе А (только Зверкин бежал), поэтому мы в общий зачет не попали, несмотря на то, что группу Б выиграли. Начиная с 1971-го года МИИГАиК неизменно выигрывал третью группу (менее 5000 студентов), а когда через 2-3 года стали обыгрывать не только вторую, но и первую группу (свыше 10000 студентов), количество зачётных участников сделали разным для разных групп, чтобы нельзя было сравнивать институты из разных групп (это моя версия, может быть, были и другие причины).
Юрий Переляев:
В 1972-74 гг. команда ориентировщиков МИИГАиК пополнилась разрядниками архангелогородцами Николаем Амосовым, Владимиром Волыхиным, Владимиром Столбовым. Усилили секцию, ставшие позднее мастерами спорта, наряду с Андрюховой, Ачкасовым и Васильевым, - Пётр Каслов, Александр Трофимов, Галина Шаламова, Елена Переляева (Бакунина). Также добились высоких спортивных разрядов Екатерина Хохрякова, Светлана Лукина (Карзова), Татьяна Титова...
Ориентирование и альпинизм считались в институте прикладными видами спорта, и по ним проводились сборы и в зимние, и в летние каникулы, и весной – предсезонные. Проводились матчевые встречи с Саратовским и Каунасским политехами.
Алексей Алексеевич (Сей Сеич или просто Сеич, как мы его звали) сумел создать очень дружный, демократичный спортивный коллектив. Активно работало бюро секции, которую возглавляли в течение 10 лет, пока работал в вузе Сеич, - Александр Форый, Михаил Родионов, Геннадий Ачкасов, Юрий Переляев, Николай Амосов.
Игорь Звонцов (мсмк), Галина Шаламова, Елена Переляева (Бакунина), Ольга Говердовская… Очень сильно бежали и также попадали в сборную МГС «Буревестник» Геннадий Новиков, Рита Андрис, Николай Шинкаренко, Елена Кузнецова (Гутенёва), Елена Малкова (Савлукова), Вадим Малков (правда, последние трое, а также Игорь Звонцов шлифовали своё мастерство и физическую подготовку, заложенные А.А.Горшковым, уже при В.А. Горунове, пришедшем на смену Сеичу в 1980 году.
Участвовала в соревнованиях и тренировка вместе с нами и дочка Алексея Алексеевича – Женя Горшкова. Теперь Евгения Алексеевна Андрианова разъезжает по планете с артистами театра пантомимы, уже не беря с собой повзрослевшую дочку – внучку Сеича.
Многие ребята рисовали спортивные карты: Саша Форый (Лосиный Остров), Саша Горышкин (Царицыно, Лен. Горы, Заокский полигон…), Володя Васильев (Хлюпино), Володя Туркин (Кубинка), Володя Волыхин (Сходня, Булатниково)… Никого не надо было заставлять. Каждый делал, что мог. Володя Васильев делал на всех столики для зимнего ориентирования. В секции было много гитаристов, на сборах всегда была гитара, и звучали песни, в том числе и собственного сочинения (песни Геннадия Ачкасова, Сергея Иванчилова). Гитары звучали также в руках Андрея Архарова, Игоря Васильева, Валерия Трофимова, Ольги Говердовской, Гули Кучеренко (Летфуллиной), Ирины Синьковой и др. В секции царила обстановка доброжелательности и взаимопомощи. И всё вращалось вокруг Сеича.

Евгения Андрианова:
Папа всегда говорил, что годы работы в МИИГАиКе были для него самыми счастливыми в жизни.
Ушёл из МИИГАиКа он по какому-то принципиальному несогласию с кем-то и чем-то - история какая-то туманная, мне непонятная. Потом хотел поехать работать на Сахалин - не получилось. Устроился в МИИТ - преподавал физкультуру и проводил тренировки по спортивному ориентированию вместе с Ириной Курановой. В МИИТе был крытый легкоатлетический манеж, где и проходили занятия.
В 90-ые годы ему пришлось вспомнить свою строительную специальность. Вплоть до пенсии он подрабатывал на стройках.
Таким: простым и бескорыстным, умеющим легко найти общий язык с любым человеком (от крестьянина до учёного), воспринимающим ученика, как личность, понимающим призвание преподавателя, не только как дающего знания, но и ведущего по жизни, помогая решать проблемы студентов, пусть даже выходящие за пределы ответственности тренера - запомним мы нашего Сеича.
Рита Андрис:
«У меня о Сей Сеиче фокусируется мало конкретного. Остались только чувства - тепла и доброты. Он никогда не давил на меня: в ответ я отдавала всё, что могла (и даже больше) на дистанциях. Тренер от Бога…»

Лидер нашей команды начала 70-х годов Геннадий Ачкасов посвятил Алексею Алексеевичу стихотворение:

Уходит маркировка в лес,
на старте толпится народ;
с автобуса спрыгнул и в кучу полез,
жуя на ходу бутерброд.

Вопросов уйма застыла у рта,
не знает, с какого начать...
Какая длина? Сколько до старта?
У кого номера получать?

Пока ребята готовятся к старту,
он помогает многим:
новичкам объясняет карту,
мастерам массирует ноги.

Все убежали, а он - недвижим
с вещами и грудой одежды.
Нам жарко в мороз - мы к победе бежим,
его согревают наши надежды.

Наш тренер - чем же он хорош?
Борода и манеры под стать Дон-Кихоту.
Где другого такого найдёшь,
чтоб согласился на эту работу?

1974г.

К 70-летию Сеича Ю. Переляев зачитал всем собравшимся и юбиляру такой стих:

Что за явление такое -
Сей Алексеевич Горшков? -
Казалось, он не знал покоя,
микстур и прочих порошков...

Хоть каждый мог ему дать фору
(второй у Сеича разряд),
Ачкасов, Родионов, Форый... ,
да и другие подтвердят,

что Сеич был душой команды,
сплотивший дружный коллектив...
Хоть мы не покоряли Анды,
но покорён лесной массив,

что окружает град столичный,
и парки все покорены...
Пусть, жизнью жертвовал он личной,
но сделал много для страны:

мы не кололись по подвалам,
а пели песни у костра;
и в секцию валили валом -
компания была пестра:

здесь и архангелогородцы,
смоляне, чехи, москвичи,
и вятич ко двору придётся...
и всех попробуй - обучи,

как на КП взять направленье,
как карту на бегу читать...
Всему учил без повеленья,
иным занудам - не чета.

Быть может, был порою мягок,
но не сказать, что мягкотел.
С возделанных с любовью "грядок"
брал "урожай", какой хотел.

Мы привозили в МИИГАиК
медали, грамоты, призы...
Хоть не закручивал он гаек:
был не приказ, а лишь призыв -

пройти КП все аккуратно,
привязки загодя смотреть:
"Проверь отметку многократно,
и не жалей себя - потеть

не бойся - жми на перегонах,
коль беговой есть вариант..."
Ведь, летом мы на полигонах
недаром жрали провиант.

Тренироваться успевали
во время практик полевых...
Сейчас представишь уж едва ли,
пахали как без выходных.

Ребята карты рисовали,
планшеты делали для карт,
с годами опыт добывали:
на сборах - и январь, и март.

Берёшь то лыжи, то шиповки:
то Таватуй, то Геленджик -
без "физики" и без сноровки
до финиша не добежишь...

Цепляли нас сосопарели,
и псы хватали за штаны,
но после сборов - уж в апреле,
нам горки были не страшны.

Мы мчались по следам кабаньим
сквозь бурелом, врубив "форсаж"...
А после стартов - дружно в баню,
где Сеич делал нам массаж.

Мы разбирали там ошибки,
сдувая с пива пенный горб:
был кто-то сейчас "героем Шипки" -
победой чрезвычайно горд.

Был кто-то в дебрях загулявший
и потерявший полчаса:
без тренировок здесь халявщик
едва ль покажет чудеса.

Ну, разве - чудеса загулов,
когда на финише его,
как Петю Каслова под Тулой,
ждут, не желая ничего -

лишь вышел только бы повеса
здоровым - уж не до призов...-
усёк, летящий по-над лесом,
призывный наш к обеду зов.

Да, что там Петя - он случайно
разочек загулял, поди.
Кто не гулял из нас, как "чайник"?
Да, каждый - к бабке не ходи...

Хоть с опытом, конечно, меньше
"залётов"... и придёт, пускай
на смену нам в МИИГАиК сменщик...
Но, Сеич, рук не опускай...

Припомни, как КП маячит,
как лыжи мчат промеж кустов,
по пляжу как гоняли мячик...
И, если будет группа "сто"

на первенство съезжаться Мира,
шиповки маслом разотри,
себе подай команду: "Вира!"
и, спотыкнувшись раза три,

преодолев груз лет и вёсен
и компас взяв на поводок,
забудь про злую жизни осень
и про декабрьский холодок;

и с Леонидовной на пару
найди КП годам назло...
А после мы достанем "тару"
и скажем: "Как нам повезло,

что свёл нас вместе спорт чудесный,
не всем известный и лесной"...
... Давай споём, дружище, песню
про лес и компас жидкостной.

14.04.2009г.

В апреле 2016 года мы собрались снова к Сеичу - на его 77-летие. Но собраться пришлось на несколько дней раньше - 7 апреля Сеича не стало. Мы впервые сидели за его столом без него...

Морис Карем в переводе Валентина Берестова
pun50
Морис КАРЕМ (1899–1978) – бельгийский поэт, писавший по-французски. Берестовские переводы из него – одно из редчайших чудес, случившихся в русской поэзии во второй половине ХХ столетья: устами ВБ бельгиец и впрямь заговорил по-русски. И совсем не на том условном русском, на котором написаны большинство переводов иноязычной поэзии

МОЖЕТ БЫТЬ

Может быть, морю
Еще одна капля нужна.
Может быть, полю
Нужна еще горстка зерна.
Может быть, ветру
Еще одну ласточку надо
И одного муравья
Не хватает соседнему саду.
Всем чего-нибудь мало.
Чего тебе мало, малыш,
Когда на руках у мамы
Ты, как остров на озере, спишь?

ТЕНЬ НА ОГРАДЕ

Брожу по саду.
Роза расцвела.
И на ограду
Тень ее легла.

Ты в тень цветка
Тихонечко войди.
О, как легка
Тень розы на груди!

ШКОЛЬНИЦА

У Пифагора теоремы,
Колумб Америки достиг,
А у Гомера две поэмы,
И принц у Золушки жених.

Один проделал путь тяжелый,
Другой нашел свою мечту.
А я? А я бегу из школы
С цветком шиповника во рту.

МОЛИТВА

О, Дева Мария! О, матерь Христа!
Храни папу с мамой,
Меня и кота!
И пусть он поймает мышь,
Которую Ты не хранишь!

КОТ

Кот открыл глаза,–
Солнце в них попалось.
Кот закрыл глаза,–
Солнце в них осталось.

Может, потому
Две блестящих точки
Вижу я сквозь тьму
Ночью в уголочке.

* * *

О краткой жизни сожалею.
Неужто время истекло?
Пусть волосы мои белее,
Чем снег… Но в доме так тепло.

Смеется нож с масленкой рядом.
Спит хлеб, как остров золотой.
Глядит цветок беспечным взглядом
На стол мой, солнцем залитой.

Я не ушел еще отсюда,
И жажда счастья велика.
А чтоб напиться (вот ведь чудо!),
Довольно одного глотка.

УТРО

Снова хлеб с тобой разделим
В этот свежий ранний час,
Скатерть белую расстелим.
Ветерок овеет нас.

Чашки с блюдцами смеются,
Потому что мы с тобой
Отразились в каждом блюдце,
В каждой чашке голубой.

Радость к нам слетит, как птица,
Будет крошки брать из рук.
Я боюсь пошевелиться,
Чтоб она не скрылась вдруг.

Из книги «ЖЕНА»
1
День ото дня в кругу обычных дел
Ты у меня еще прекрасней стала.
И о подобной женщине, пожалуй,
Я раньше и мечтать бы не посмел.
2
Ты – моя вода и мой огонь.
Ты – в моей неделе воскресенье.
Линией судьбы в мою ладонь
Ты была впечатана с рожденья.
Ты – мой хлеб, мое второе Я,
Кровь, что сердце заставляет биться.
А еще ты – песенка моя.
Сказка, согласившаяся сбыться.

* * *
Портовый полдень полон ласки.
Не торопитесь в дальний путь!
Вот солнце, выйдя из коляски,
В кафе решило заглянуть.
Сирены спят на дне залива.
Пусть чайки рвутся в океан,
Зато в кафе такое пиво,
Служанка юная учтива.
Не торопитесь, капитан!

ЖЕНА РЫБАКА

Он вышел утренней порой.
Она с порога вслед глядела.
Над набережною сырой
Метался ветер оголтелый.

Вернулась в теплый дом она,
И от испуга сердце сжалось:
Ведь фотография одна
В их зеркале не отражалась.

Портрет супруга, как во сне,
Исчез из зеркала. Однако
Как прежде в рамке на стене
Сидит рыбак, а с ним собака.

А в зеркале портрета нет,
Ни рыбака, ни пса. Как странно!
«Рыбак мой, где ты?» А в ответ
Неясный возглас из тумана.

Она выходит на порог.
Пес надрывается от лая.
А ветер воет, валит с ног,
С деревьев листья обрывая.

ВОЕННОЕ КЛАДБИЩЕ

На кладбище возле солдатских могил,
Где плющ, зеленея, надгробья обвил,
Сраженье рожок протрубил.

Мечи деревянные глухо стучат,
И мечутся тени погибших солдат
Под громкие крики ребят.

А там, за оградой, лугов тишина.
Вдоль кладбища стадо идет, как волна,
Не зная, что рядом – война.

А там в отдалении колокол бьет.
Залаял в селении пес у ворот.
Крестьянин за плугом идет.

НАПОЛЕОН НА ВОЗДУШНОМ ШАРЕ

Наполеон на воздушном шаре
Вдруг улетел неизвестно куда.
Сопровождает государя
Старая гвардия как всегда.

Взял он с собою пушки и порох,
Чтоб устраивать в небе грозу,
И затерялся в воздушных просторах,
К радости всех, кто остался внизу.

1972

* * *

Если хочется пить, то колодец копай.
Если холодно станет, то печь истопи.
Если голоден, то испеки каравай.
Если ж ты одинок, то чуть-чуть потерпи.
И потянутся путники по одному
И к воде, и к теплу, и к тебе самому.

Памяти Александра Александровича Боброва
pun50
Любите человека у костра

Любите человека у костра,
кто б ни был он - пастух или геолог, -
ему принадлежит огня осколок,
ему сейчас глухая ночь - сестра.

Неважно, сколько он осилил рек,
трудов и километров до привала.
Сидит он неподвижно и устало,
пусть даже это праздный человек.

И, если он глядит в огонь, не спит,
не знаю как - светло или угрюмо, -
он думает свою людскую думу,
блаженствует. А может быть, грустит.

Но радость и печаль его остра.
Сам от себя он мысли не таящий,
в такой вот миг он - самый настоящий.

Любите человека у костра.


Любим

Давай примиренье отметим:
хоть раз, да ещё отчудим,
и в маленький город поедем
с хорошим названье - Любим.

Тот город на речке Обноре,
далёкий от мелочных ссор,
затерян в российском просторе
за синью лесов и озёр.

И снова напомнит дорога:
хоть всё зачеркни и порушь,
что как это всё-таки много -
свиданье двух родственных душ.

Доверимся древним названьям
и примем за книжный обман,
что здесь, мол, любил - по преданью -
охотиться царь Иоанн.

Моё толкование в силе:
прислушавшись к далям родным,
спрошу на подъезде: "Любим ли?" -
Ты эхом ответишь: "Любим".



В конце сухого сентября

В конце сухого сентября
под утро - в лужах лёд.
Горит багровая заря,
а солнце - не встаёт.

И не истает в чаще мрак,
у елей - мрачный вид.
И только тонкий березняк
на вырубке сквозит.

Сошли последние грибы,
но держится листва.
Иду вдоль сосен вдоль гряды,
где в инее трава.

С пустой корзиной, не у дел,
вернусь домой грустить,
но всех раздумий не успел
короткий день вместить.

Сижу на кухне без огня,
вот-вот взойдёт звезда...
Ты помнишь иногда меня?
А я тебя - всегда!


Сумерки

Над морем опускаются потёмки,
но белопенно светится прибой.
Босая женщина, идущая по кромке
песка и влаги, может быть тобой.

Её шаги, как у тебя, упруги,
и пряди непослушны на ходу.
Ни спутника, ни сына, ни подруги...
Я долго мысленно за ней иду.

Она танкетки держит на отлёте
и, убирая прядь волос со лба,
не тает в темноте и непогоде...
Виденье ли? Реальность ли? Судьба?

Я провожу, насколько хватит взгляда,
до тех огней, где отступает мгла,
до поворота головы: -"Не надо..."
И я пойму, что это ты была.




Рассвет в декабре

И снова обнять бы тебя, что есть мочи,
сменить положение тел.
Декабрьские, самые длинные ночи
короче, чем я бы хотел.

Уже не понять: это рано иль поздно -
сильна предрассветная мгла...
Глядишь сквозь неё просветлённо-серьёзно:
"Я так тебя долго ждала..."

Такие мгновенья не входят в привычку,
нам долго уже не заснуть...
Наутро со вздохом берёшь косметичку:
"Попробуем всех обмануть...".



Гимн ориентировщиков

Распутай клубок дороги,
У леса свои права.
В дороге помогут не быстрые ноги,
А только твоя голова.

Припев:
А где-то сквозь лес капризный,
На самой глухой тропе
Маячат цветные призмы
Не найденных нами КП.

Пусть сети плетут овраги,
Но с трассы сойти нельзя.
Лишь только бы карта и компас не врали,
Да честно боролись друзья.

Припев

Однажды забросим кеды,
Но в каждом пускай живёт
Не жажда успеха, а жажда победы,
Желанье идти вперёд.

Припев:
Пусть в нашей удачной жизни
На самой глухой тропе
Маячат цветные призмы
Не найденных нами КП.

О дорогах в Карелии и Финляндии
pun50
"Соколов Максим Юрьевич сказал, что самые хорошие федеральные дороги, если брать все регионы, - в Республике Карелия, - отметил секретарь Совбеза России Николай Патрушев, который руководит госкомиссией по подготовке Празднования 100-летия Карелии. - Они лучше, чем в Финляндии".

В этой связи вспоминается наша с Володей Васильевым поездка на ЧМ ср. ветеранов в Лапландию лет 8 назад. Туда мы на васильевской 7-местной "Ниве" ехали через Выборг и долго простояли на границе - пришлось ночевать в палатках прямо у переезда. Обратно Володя решил ехать через вновь открытый пограничный переезд на севере Финляндии. Едем по совершенно пустынной (если не считать отдыхающих на ней домашних оленей) дороге к переезду и удивляемся, что по отличной магистрали никто не ездит - потому и олени лежат на тёплом асфальте: что ему пустовать! Но, поверьте, удивление финских пограничников, увидевших нашу машину, было гораздо большим: "Куда вы едете? - Там же (в России, т.е.) дороги нет! - Как нет? - Асфальтовой дороги нет, грунтовка. - Ну, ладно, у нас же вездеход." Едем на нашу сторону... Наши пограничники ещё больше удивляются (если у финнов были круглые от удивления глаза, то у наших - квадратные): "Куда вы едете? - Здесь же бензина нет! - Как нет? - А вот так: здесь по выходным (дело в субботу) электричества не бывает, и бензозаправки не работают". А у нас бензина!.. На лампочке едем, надеясь заправиться нашим дешёвым топливом... После долгих поисков в ближайшем посёлке нам всё-таки удалось выклянчить у трёх бухающих в гараже мужиков литров пять 75-го (с их слов) бензина. Правда, отдали они нам его по цене (условно) 200-го - и на том спасибо: ведь заправиться им до понедельника на местной заправке не удастся... Мы же доехали на этих литрах до частной заправки, где из канистр нас, хоть и дорого, но заправили. В деревнях поразило количество пьяных мужчин и женщин, таких же неухоженных и неопрятных, как и их покошенные лачуги. По сравнению с Финляндией просто - небо и земля. Единственный плюс - это количество красноголовиков вдоль грунтовки , пока ехали по погранзоне: стояли просто рядами! - Никто же не ездит!

О спектакле "Клеменс" Казиса Сая
pun50
В Гродно в местном драмтеатре не так давно посмотрел эту трагикомедию литовского автора на белорусском языке.
В аннотации говорилось: пьеса повествует о том, как жители некой литовской деревни променяли свою духовную свободу, свои таланты и песни на материальное благополучие.
(В скобках буду писать своё впечатление)
Жила-была небогатая, но счастливая своими песнями деревня. Но однажды занесло в эту деревню заморских купцов (на вид, три маршаковских министра-капиталиста, причём один из них - рыжебородый и большеусый - натурально, дядя Сэм). И привезли они с собой супер-быка Клеменса, способного улучшить местную породу коров. Всей деревней собирали люди деньги на быка. Купили. И превратился селянский быт в сытое житьё на кисельном берегу молочной реки. Одна проблема: не любит Клеменс песен (здоровенный мужик с рогами на голове носился по сцене, пытаясь забодать поющих - натурально, детский сад). И деревня затихает в сытом, но совсем безрадостном и тусклом существовании... (Но находится смельчак, отважившийся сыграть народную музыку на двуручной пиле, услышав которую, бык подыхает. Исполнителя хватают, судят и везут в кандалах на каторгу. Но народ, которому осточертела сытая, но бездуховная жизнь, восстаёт и прогоняет прозападных руководителей, и снова радостно поёт народные песни, пусть и у пересохшей молочной реки. И весь зал долго стоя аплодирует наивно-детсадовской игре актёров в этой откровенно антизападной постановке.)

Ноябрь 2016 г.

Бог есть Любовь ! (а как же эти строки из Библии и Евангелия?)
pun50
Бог есть Любовь???
«А в городах сих народов, которых Господь Бог твой даёт тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию: Хеттеев и Аморреев, и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, и Гергесеев, как повелел тебе Господь Бог твой. » (Второзаконие 20:16-17).
«И так убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя» (Числа 31:17-18).
«Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой, даёт тебе для жительства, что появились в нём нечестивые люди … говоря: «пойдём и будем служить богам иным, которых вы не знали», … то … порази жителей того города остриём меча, предай заклятию его и всё, что в нём, и скот его порази остриём меча; всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнём город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему …» (Второзаконие 13:12-16).
«… а пророка того или сновидца того должно предать смерти за то, что он уговаривал вас отступить от Господа Бога вашего …» (Второзаконие 13:5).
«Если твои родные призывают тебя поклоняться иным богам …то убей их … побей их камнями до смерти» (Второзаконие 13:6-10).
«Если найдётся среди тебя … мужчина или женщина, кто … пойдёт и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному… то побей их камнями до смерти» (Второзаконие 17:2-5).
«Всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти» (Исход31:15).
и т.д. и т.п.
В Новом Завете слова отбирали аккуратнее, но то же общеизвестно:
«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее» (Мат.10: 34—39)

«Открытая Россия» о допинг-скандале зимы-весны 2016 г.
pun50

               

Сергей Лавров заявляет, что мельдоний включили в список запрещенных препаратов, чтобы дискредитировать Россию. А Виталий Мутко винит во всем зарубежную фармакологию

«Я не удивлюсь, если скоро кто-нибудь объявит, что и российская дипломатия действуют под допингом, — усомнился Сергей Лавров в беспристрастности Всемирного антидопингового агентства. — Много вопросов вызывает последняя ситуация, когда такой шквал запретов, обвинений был выдвинут в адрес наших ведущих великих спортсменов. Причем тут же, как только этот мельдоний — после нескольких десятилетий, будучи обычным препаратом, которым пользуются и спортсмены, и просто люди с сердечно-сосудистой недостаточностью, — вдруг был объявлен допингом. Мы слышим от руководства WADA, что теперь, наверное, на Олимпийские игры России путь окончательно закрыт, потому что она доказала, что насквозь коррумпирована, в том числе и в спорте».

Похоже, главный дипломат России путает причину со следствием. Впрочем, в одном Лавров прав: милдронат (коммерческое название мельдония) — действительно далеко не самый современный препарат.

Изобретатель мельдония — 69-летний латвийский химик Ивар Калвиньш —рассказал Wired, что изначально препарат предназначался для советской армии, воевавшей в Афганистане: «Если солдатам приходится действовать в горах, они испытывают нехватку кислорода. Милдронат помогал сохранить их здоровье». Он улучшает циркуляцию кислорода в организме, а это делает людей более выносливыми, позволяет носить тяжелые грузы в высокогорье. В советские времена, по словам бывшего директора Латвийского института органического синтеза, латвийское предприятие, производившее милдронат, поставляло армии десятки тонн препарата. «Он давал бойцам дополнительную силу. Его принимали очень многие», — утверждает химик. В 2015 году Калвиньш за работу над этим лекарством был номинирован на Европейскую премию изобретателей.

И все бы ничего, но в январе Всемирное антидопинговое агентство решило, что среди этих «многих» не должно быть спортсменов. Агентство запретило препарат на основании проведенных в прошлом году исследований, показавших, что пробы 2,2% протестированных спортсменов дали положительный результат.

Так пыталась ли Шарапова с помощью мельдония получить сверхвыносливость или лечилась от проблем с сердцем, как она заявила в понедельник?

Латвийская компания Grindeks, производитель мельдония, утверждает, что курс лечения этим препаратом занимает от четырех до шести месяцев, а не десять лет, которые Шарапова, по ее заявлению, принимала лекарство. Пресс-секретарь Grindeks Илзе Гайлите заявляет: «Никакими клиническими испытаниями не доказано, что прием мельдония увеличивает физические возможности спортсменов. Любые предложения внести мельдоний в список запрещенных препаратов не имеют научной основы и являются неоправданными. Мы убеждены, что мельдоний нужно рассматривать не как допинг, а как эффективное лекарство, широко используемое в клинической практике, и нельзя включать в черный список».

Согласно Кодексу WADA, для запрета препарата или метода он должен соответствовать любым двум из трех критериев: научные доказательства реального или потенциального усиления спортивных результатов, реальная или потенциальная угроза здоровью спортсмена и/или «определение WADA, что данное вещество или метод вредит духу спорта».

Английский спортивный врач, член антидопинговой комиссии Европейского олимпийского комитета Марк Стюарт подтвердил, что способность препарата влиять на спортивные результаты не доказана, и можно сделать вывод, что мельдоний включен в список запрещенных препаратов из-за его реальной или потенциальной угрозы для здоровья спортсмена. В странах Запада препарат никогда не тестировался, не зарегистрирован и считается неэффективным. Мельдоний применяется только в нескольких постсоветских странах.

Действительно, новые ограничения WADA коснулись в основном спортсменов из России и других постсоветских стран, среди которых и был популярен мельдоний.

Препарат обнаружен в допинг-пробах 60 атлетов. На данный момент известны имена 12 спортсменов, уличенных в применении мельдония. В их числе восемь россиян: теннисистка Мария Шарапова, биатлонист Эдуард Латыпов, фигуристка Екатерина Боброва, велогонщик Эдуард Ворганов, конькобежец Павел Кулижников, шорт-трекисты Семён Елистратов и Екатерина Константинова, а также волейболист Александр Маркин. Также положительный результат на мельдоний дали пробы чемпионки мира 2013 года в беге на 1500 метров шведки Абебы Арегави, грузинского борца-вольника Давида Модзманашвили, украинских биатлонистов Ольги Абрамовой и Артема Тищенко.

Наконец, 11 марта министр спорта Виталий Мутко заявил, что корень зла — зарубежная фармакология: «Когда своего не создаем, попадаемся на латвийских препаратах, на китайских. Своя научно-исследовательская деятельность в спорте высших достижений должна существовать».

Как говорится, кажется, до кого-то дошло: если собственная спортивная медицина не развита, то российские атлеты используют старые иностранные препараты, которые WADA запрещает, потому что они старые, а не потому, что их используют российские спортсмены.


?

Log in

No account? Create an account